Почему европейцы приветствуют мигрантов, ИЛИ 5 вещей, которые не понимают россияне про миграционную политику Европы

Почему европейцы приветствуют мигрантов, ИЛИ 5 вещей, которые не понимают россияне про миграционную политику Европы

Азбука Миграции Почему европейцы приветствуют мигрантов, ИЛИ 5 вещей, которые не понимают россияне про миграционную политику Европы

Азбука Миграции

Пока Дмитрий Киселев предлагает разыгрывать европейские квоты для беженцев через "Поле чудес", сами европейцы встречают многочисленных беженцев на вокзалах, приносят цветы, еду и оказывают первую помощь. Почему западные европейцы не понимают "культурной опасности", о которой так настойчиво говорит Восточная Европа?

1. Технически-этические вопросы

Для людей в развитых странах есть большая разница между теми, кто хочет сменить одну страну на другую ради работы или новых возможностей, и теми, кто вынужден бежать от войны или другой опасной для жизни ситуации. При этом с точки зрения людей, которые мигрируют, это разделение абсолютно не настолько прозрачное. Именно этот факт очень смущает комментаторов из постсоветского пространства, которые считают, что большая часть переселенцев - лентяи, которые бегут от ответственности и ищут лучшей жизни.

Для тех, кто относится сочувственно, люди, которые пересекают границу ЕС, - беженцы; для тех, кто хочет, чтобы они держались за пределами европейских стран, они - мигранты.

Понятно, что очень проблематично точно сказать, что все люди, которые сейчас ищут убежища в Европе, являются беженцами: среди них, разумеется, есть и мигранты, и беженцы. На практике все не просто: билет в Европу не означает, что статус беженца предоставляется всем. Миграционные службы ЕС пытаются отделить одно от другого, чтобы позволить остаться пострадавшим и не содержать мигрантов. Из-за придания официального статуса беженца конвенции гуманитарного и международного права заставляют европейские страны принимать людей, ищущих убежища.

Таким образом, на практике все гораздо более бюрократически и сложно в этическом плане, чем это видится на восточной стороне Европы.

2. Глобальная ответственность

Сегодня происходит самый большой кризис беженцев после времени Второй мировой войны - явления, подобного по масштабам, не наблюдалось более половины века.

Большая часть беженцев остается на Ближнем Востоке, в таких странах как Турция, Ливан и Иордания. Для тех, кто спрашивает, почему же беженцы стремятся в Европу, а не остаются в соседних странах, стоит задуматься про относительные цифры: практически каждый пятый житель Ливана - это беженец. Для сравнения, в Германии, несмотря на фотографии длинных очередей, - это только каждый четырехсотый. Из 2,5 млн сирийских беженцев США приняли только 36.

Согласно Дублинским соглашениям, страна-член Евросоюза имеет право депортировать беженцев в первую страну въезда в ЕС, а сами беженцы соответственно должны просить убежище в первой стране Евросоюза. Тем не менее Германия изменила правила, временно открыв свои границы и позволив беженцам, которые приехали через Венгрию, остаться.

Интеллектуалы левых взглядов считают, что западные страны чувствуют определенную ответственность за дезинтеграции Африки и стран Ближнего Востока. Известный словенский культурный критик Славой Жижек утверждает, что именно европейская интервенция в Ливию повергла страну в хаос, а американская война в Ираке создала основания для восстания "Исламского государства". Гражданская война Центральной Африканской Республики - это не межэтническая война, а соревнование между Францией и Китаем за обладание естественными ресурсами.

Так это или нет - вопрос другой, но главное то, что такое мышление разделяет большое количество прогрессивных жителей Северной и Западной Европы, и именно ощущение глобальной ответственности выступает одной из причин, почему европейцы приветствуют иммигрантов.

3. Прагматический подход

Как известно, несмотря на страшные истории про вымирание европейской культуры, увеличение трудоспособного населения экономически выгодно. По словам миграционного эксперта Ива Паскуале, Германия знает, что скоро будет иметь большие проблемы со снижением рождаемости, и поэтому увеличение населения за счет прибытия новых жителей будет экономически прибыльным.

Часть беженцев - это высококвалифицированные специалисты, люди с научными степенями и просто образованный средний класс. Печально известный сирийский беженец, которому подставила подножку венгерская журналистка, оказался профессиональным футбольным тренером, и ему уже предложили работу в Испании.

Та же Сирия ранее имела развитый средний класс и частный бизнес, который в 2010-ом году составлял 70% внутреннего валового продукта Сирии.

Поэтому принятие беженцев с Ближнего Востока вовсе не означает, что страны ЕС попадут в экономический хаос, и это тоже знают жители городов, которые приветствуют новоприбывших. Наоборот, это поспособствует, по их мнению, созданию определенного количества новых рабочих мест и заполнению незанятых рыночных ниш, диверсификации сервисов и услуг.

4. Культура

Швеция и Германия принимают гораздо большее количество иммигрантов и беженцев, чем другие европейские страны. Эти страны позиционируют себя как государства иммиграции и мультикультурализма, где уже традиционно большая часть жителей - мигранты, и где существуют разработанные административные и бюрократические методы управления.

Восточноевропейские государства ЕС, как Венгрия или Словакия, не имеют такой иммиграционной истории. Как большинство стран постсоветского пространства они сами являются странами эмиграции. Их общества не видят возможностей интеграции культур. Когда эти страны присоединялись к Евросоюзу, они скорее думали о возможности эмиграции, а не о том, что однажды им скажут о том, чтобы они обеспечили убежище большого числа беженцев.

Но в то же время более открытая политика во время политической и гуманитарной катастрофы создает совершенно иную идентичность страны и жителей. Большинство шведов и немцев понимают, что с принятием беженцев никакой экономической угрозы нет, но при этом происходит диверсификация демографии, создаются новые культурные ниши и течения.

Это не только своеобразный позитивный "маркетинг" страны, который удовлетворяет потребности жителей в самоопределении как "добрый самарянин". Такие демографические изменения имеют и более глубокое культурное влияние: Берлин на днях был признан вегетарианской столицей мира, во многом из-за того, что более миллиона эмигрантов с Ближнего Востока создали новый тренд вегетарианских блюд. Такие культурные изменения не имеют негативного влияния, а наоборот создают новый современный образ месту и в свою очередь привлекают туристов и улучшают экономику.

5. Сочувствие

Стоит упомянуть русских и других восточных европейцев, которые были беженцами в ХХ-ом веке. Много русских культурных деятелей в свое время были иммигрантами, и разве многим в западном мире подавались нищими с Востока.

Люди Западной Европы берут выходные, чтобы поприветствовать и помочь беженцам не только из прагматических мотивов. Многие были в подобной или просто сложной ситуации, многие понимают, что люди, которые идут пешком в Европу, сбегают не от хорошей жизни, и что никто не отдавал бы своих детей таким испытаниям, если бы не было от чего убегать.

Но самое главное отличие между Западом и Востоком - это, пожалуй, то, что западные европейцы видят живых людей, а не картинки из телевидения: людей богатых и бедных, специалистов и просто обычных людей, тех, которые оставили всю свою старую жизнь в поисках другой. В Западной Европе нет того комплекса неполноценности, который есть в Восточной Европе - люди Запада не стремятся утвердить свою культуру и готовы к новому культурному диалогу.

219
0


Комментариев 2
  • Kisa

    Но в то же время более открытая политика во время политической и гуманитарной катастрофы создает совершенно иную идентичность страны и жителей.


  • Igor

    Такие изменения могут не иметь негативного влияния, а наоборот создадут новый образ месту.Именно тот же Берлин.Берет пример с Ближнего Востока.Этот новый образ привлечет туристов и поднимет экономику.


  • Добавить комментарий

    Оставить коментарий